Сделать пожертвование ПОЖЕРТВОВАТЬ НА ХРАМ
               8-992-021-44-99 (диспетчер)

               8-800-775-36-26 (справочная
                 по вопросам преодоления
                 алкогольной зависимости)

Передача на ТК СОЮЗ "Беседы с батюшкой". Тема — милосердие

В петербургской студии нашего телеканала - беседа о милосердии с главным врачом епархиальной больницы святой блаженной Ксении Петербургской, настоятелем храма святителя Алексия, митрополита Московского, в Лахте священником Алексием Лебедевым.

(Расшифровка выполнена с минимальным редактированием устной речи)

– Сегодня мы поговорим о милосердии.

Отец Алексий, приближается день памяти святой блаженной Ксении Петербургской, имя которой носит больница, где Вы трудитесь и являетесь главным врачом. В связи с этим хотелось бы попросить Вас рассказать о Вашей деятельности, о том, что эта больница собой представляет, для кого она, и может быть, о тех праздничных мероприятиях, которые планируются в связи с днем памяти блаженной Ксении.

– Действительно, наша больница святой блаженной Ксении Петербургской – это уникальное учреждение нашей епархии. В епархии она вообще единственная. Она была передана Церкви в 1992 году, освящение совершил патриарх Алексий (ныне покойный), и больница получила имя святой блаженной Ксении Петербургской. Как я сказал, это уникальный опыт нашей епархии, это единственная больница, в которой оказывается профессиональная медицинская помощь для прихожан (и для их родственников) храмов Санкт-Петербургской епархии. Наша больница сейчас располагает сорока койками. Мы госпитализируем, как я сказал, и прихожан, и их родственников.

Профиль нашего служения – сестринский уход и паллиативная помощь. Если учесть тот факт, что сейчас у нас в Санкт-Петербурге нехватка коек сестринского ухода, то, конечно, наша больница очень востребована, и госпитализации сейчас идут немножко даже потоком. К нам обращаются не только прихожане наших храмов, но, естественно, о нашей работе узнали и жители нашего города, люди не особо церковные; в большом количестве обращаются и они. Мы стараемся никого не обделить вниманием, нашей помощью, поэтому госпитализируем не только прихожан, но и обычных людей, которые обращаются за подобной помощью в наше учреждение.

Действительно, 6 февраля праздник – день памяти святой блаженной Ксении Петербургской. Поскольку наша больница носит ее имя и храм больничный освящен в ее честь, конечно же, у нас будет совершена Божественная литургия. После нее мы обязательно всех наших больных причащаем, поздравляем с престольным праздником. Будет и праздничная трапеза, за которой мы поздравим также и персонал нашей больницы.

– Что касается Координационного центра по работе с добровольцами и сестрами милосердия, насколько он непосредственно связан с больницей святой блаженной Ксении?

– Саму по себе работу в подобного рода учреждении я бы и работой-то не назвал. Лично я сам отношусь (и надеюсь, что так же относится и персонал) к своей работе как к служению. Служение у постели больного – это милосердное служение. И где, как не в Церкви, это милосердное служение совершать? Поэтому, возглавляя Координационный центр по работе с сестрами милосердия и добровольцами, конечно, мы стараемся, с одной стороны, выстраивать взаимоотношения, координировать работу общин сестер милосердия нашей Санкт-Петербургской епархии, а с другой стороны, привлекать сестер милосердия для подобного служения в нашу больницу и из числа самого персонала воспитывать будущих сестер милосердия. В нашей больнице уже трудятся две сестры милосердия, помимо того что, в принципе, весь персонал у нас воцерковленный.

– Вот очень важный момент: милосердие, сестринский уход. Потому что сегодня очень многие люди задаются вопросами: что такое милосердие, кто такой милосердный человек и как это служение милосердия осуществлять? Кто-то думает, что это что-то приобретенное, что это должно уже быть в человеке, кто-то это пытается в себе воспитать. Как можно ответить, во-первых, что такое милосердие, а во-вторых, кто такой милосердный человек, чтобы понять, как это служение осуществляется?

– Я думаю, даже рассматривая само слово «милосердие», можно понять два его смысла. Во-первых, это «милое сердце», а во-вторых, «милующее сердце». Вот я думаю, что милым сердцем обладают многие люди, нас окружающие: и люди церковные, и нецерковные; это просто добрый, хороший, отзывчивый человек. А вот милующее сердце – думаю, это уже шаг вперед; это человек, который не просто является хорошим, добрым, даже хорошим христианином, но человек, для которого боль, нужда окружающих людей не просто как факт, а смысл его жизни, чтобы оказать помощь нуждающимся. И вот тогда сердце из просто доброго, милого превращается в милующее, то есть в сердце, которое делится своей любовью, своей теплотой и своим милосердием.

И конечно же, имея расположенность к подобного рода служению, воспитать в себе милосердие, наверное, можно через такой милосердный труд, через такое милосердное служение. В первую очередь это воспитывается у постели больного человека, который где-то действительно обделен любовью, вниманием, заботой. Потому что представьте, человек лежит на больничной койке: большую часть времени он находится один. По крайней мере, без присутствия родственников. Он все равно со своей болезнью, со своими переживаниями сталкивается один на один. Даже если к нему подходят медсестры, врачи, все равно такой сердечной теплоты они не могут дать. И здесь задача сестры милосердия именно дать свою любовь, милосердие, теплоту своего сердца этому человеку. Конечно, это такая духовная школа – служение у постели больного. Я думаю, здесь можно воспитать себя, воспитать свое сердце из милого, доброго уже в милующее сердце.

– Но наверняка очень сложно человеку над собой такую работу проделать. Ведь среди людей, которые пытаются себя как-то понять, осмыслить с точки зрения, милосердный он человек или нет, есть распространенное убеждение: «Меня едва ли хватает на мою семью, чтобы я просто даже терпел кого-то из своей семьи (бывает и такое). Любовь заключается и в таком терпении в частности. А здесь я как бы должен выйти за рамки своего самого ближнего круга, своей семьи, и пойти к тем людям, которые мне по-евангельски являются ближними, но фактическими чужими людьми; должен подарить им свою любовь…» Вот как это сделать?

– Сделать очень просто. Во-первых, если подумать о такого рода служении – о милосердном служении, служении сестры милосердия, на самом деле, например, в дореволюционной России насчитывалось чуть более двадцати общин сестер милосердия. В лучшем случае было пятьдесят-восемьдесят сестер в каждой общине, а то и меньше. Грубо говоря, в среднем это тысяча сестер милосердия во всей России. Вопрос: разве других людей не было, которые желали бы поделиться своей любовью, теплотой, состраданием, послужить деятельной верой нуждающимся? Я думаю, были. Но вот именно этих избранниц было столько.

Поэтому, думаю, Господь дает каждому человеку свое место спасения. Кому-то Господь благословляет писать прекрасные труды, пусть даже богословские, кому-то управлять (прекрасно, если человек справляется с управлением), а кому-то трудиться именно в помощи нуждающимся. Как это определить? Очень просто: попробовать. Если человек уже об этом задумывается, уже начинает искать такого служения, то, считаю, этот человек уже призван. Человеку, который ощутил в своем сердце желание поделиться своей любовью и который начинает поиск того, кому он готов бы дать свою любовь, однозначно Богом уготовано именно такое милосердное служение.

В нашем хосписе, где я работал врачом шестнадцать лет, была прекрасная традиция: к нам приходили ребята-семинаристы. Раньше это был такой акт энтузиазма, сейчас, слава Богу, это социальная практика; приходят ребята из нашей духовной семинарии, академии. Тогда мне было очень интересно наблюдать, я был человеком тоже верующим, но еще не был в сане, и мне было действительно радостно, когда я, будучи врачом, видел, как приходят ребята-семинаристы, девочки из регентского отделения. В первое посещение обычно приходит большое количество ребят, человек пятнадцать-двадцать. Но я прекрасно понимал, что из них останется три-четыре человека. И это неплохо, это хорошо. Человек, который попробовал свои силы и понял, что это не его, найдет свое место служения в каком-то другом направлении. А вот те, которые останутся, будут прекрасные пастыри либо прекрасные христианки, которые такими и становились впоследствии. Я дружу с отцами, которые когда-то, лет пятнадцать-шестнадцать назад, приходили к нам в хоспис. И до сих пор у нас теплые отношения с теми, кто тогда были девочки, а сейчас уже регентши прекрасных храмов нашей Санкт-Петербургской епархии.

– То есть нельзя утверждать, что если человек попробовал себя в милосердном служении и это оказалось не его место, то он плохой христианин?

– Нет. Каждый трудится там, куда его устанавливает Господь, и каждый находит свое место для спасения.

– Координационный центр готовит сестер милосердия. Какой там существует, может быть, критерий отбора, чтобы понять, что вот этот человек именно для такого служения подходит?

– В нашей епархии в отделе по церковной благотворительности действительно существует Координационный центр по работе с сестрами милосердия, который я возглавляю. И задача этого центра действительно скоординировать, организовать работу уже существующих общин сестер милосердия. Слава Богу, в нашей епархии сейчас пятнадцать общин сестер милосердия. А я изначально сказал, что во всей России было порядка двадцати. У нас в Санкт-Петербурге уже пятнадцать; и несколько общин милосердия сейчас формируется новых. Это очень прекрасная тенденция, и остается только порадоваться.

А вопрос о том, как найти новых сестер милосердия, как их обучить, встал несколько лет назад, и мы организовали школу сестер милосердия. Это тоже пилотный проект, удивительно интересный и радостный. Мы (первый медицинский Санкт-Петербургский колледж, хоспис № 1 и наша епархия) заключили трехсторонний договор, в соответствии с которым мы проводим на базе хосписа № 1 обучение всех желающих. По окончании нашего курса, нашей школы сестер милосердия все выпускники получают и государственный сертификат младшей медицинской сестры, и епархиальное удостоверение об окончании нашей школы. Ведется прекрасная подготовка: преподают и врачи, и психологи, и соцработники, и духовенство, и сестры милосердия. Оканчивая нашу школу, человек уже сам определяется: либо он остается, скажем так, светским тружеником, что тоже неплохо (сейчас востребованность в младшем медицинском персонале очень большая), либо человек уже находит в себе силы, желание совместить и свою профессиональную деятельность, и милосердное служение. Тогда уже мы можем подсказать, в какую общину можно обратиться, какая община несет свое служение в той или иной больнице, где желающий человек может потрудиться.

– Очень ценно, что человек может просто трудиться в больнице, потому что всегда слышим от людей, которые работают в больницах, что очень плохо обстоит дело именно с санитарами, теми, кто будет за больными присматривать. И это действительно может рассматриваться как призвание.

– Что немаловажно, сестра милосердия после окончания наших курсов становится профессионалом. Потому что быть просто добрым, отзывчивым мало при уходе за человеком; здесь необходимо иметь определенные навыки. И вот эти навыки, этот профессионализм наши выпускники получают, оканчивая школу сестер милосердия.

– То есть это профессиональная подготовка. А какая-то психологическая подготовка есть?

– Как я говорил, у нас преподают и психологи, и психотерапевты. Естественно, и духовенство ведет курс «Духовные основы милосердия».

– А с какими проблемами может столкнуться человек в сфере непростого больничного служения по работе с пациентом, который ведь по-разному может расценивать то, что с ним произошло, свою болезнь?

– Проблемы всевозможные. Мы в прошлый раз беседовали о специфике служения у постели онкологического больного. Это стадия принятия диагноза, возбуждение, агрессия, отрицание, уныние, депрессия. Все это, конечно же, пациент очень часто выплескивает на обслуживающий персонал. Поэтому люди бывают раздражительные, обозленные. Соответственно, и родственники бывают такие же, потому что они тоже переживают за родного, близкого человека. Вот с этим приходится всегда сталкиваться и санитарочкам, и врачам, и сестрам милосердия. Здесь надо проявить недюжинные и терпение, и смирение, иметь силы не ответить на какое-то резкое слово и даже, может быть, сказать какое-то слово утешения. Это специфика общения с больным человеком. Больной человек страдает, неважно, каким заболеванием он поражен. Он страдает от болей, он страдает психологически от того, что, может быть, находится в одиночестве, может быть, у него какие-то обиды на родных, близких, что они его оставили и не так часто, как хотелось бы, навещают. Конечно же, задача сестры милосердия постараться понять, что беспокоит этого человека, и аккуратно, деликатно утешить и помочь в этой тяжелой ситуации.

– Можно рассмотреть несколько практических моментов, важных для тех, кто хотел бы так послужить, и для тех, кому это служение может помочь. Бывает такое, что человек унывает, грустит и говорит: «Все плохо». Ему говорят: «Знаешь, если ты считаешь, что у тебя все плохо, сходи в больницу, например, где люди действительно болеют, страдают, часто мучаются от своих болезней; посиди рядом с кем-нибудь, или просто загляни в палату, или пообщайся, или помоги как-то». Вот стоит ли так делать, чтобы человек воспрял, почувствовал снова вкус к жизни? Ведь сегодня, в связи со многими факторами, депрессия, уныние – довольно распространенное заболевание. И такая, можно сказать, терапия, панацея может ли иметь место в данной ситуации?

– Я бы даже назвал: шокотерапия. Шокотерапия в такой ситуации, думаю, некорректна. Когда человек сам находится в тяжелой психологической ситуации, в тяжелом состоянии, показывать ему страждущего человека будет неправильно. На мой взгляд, тут необходима совсем другая терапия: не шокотерапия, а духовная терапия. Думаю, здесь в первую очередь надо человека пригласить посетить не больницу, а храм. Потому что радость вообще от своего бытия, какие-то ответы на мучающие вопросы можно получить (и скорее всего, человек получит) придя в храм, помолившись, исповедовавшись, причастившись, испросив благословение или ответы на вопросы в церкви у священника. Думаю, будет правильнее человека, находящегося в тупиковой жизненной ситуации, направить в храм, желательно к опытному духовнику. А побеседовав с ним, батюшка уже даст дельный совет, подскажет; может быть, в этой ситуации будет полезно человеку и потрудиться. Хотя опять-таки, если говорить о профессионализме, добровольца-волонтера на Западе не принято принимать на работу в хоспис, если он сам перенес травму потери родственника от онкологического заболевания; считается, что это неправильно.

– Теперь что касается Санкт-Петербурга… Людям, которые хотят именно таким образом послужить ближнему, как к вам обратиться, чтобы получить соответствующую подготовку?

– В нашей епархии сейчас действует отдел по церковной благотворительности и социальному служению. Это удивительный на данный момент пример деятельного служения Церкви. Сейчас собрана прекрасная, энергичная команда, возглавляет ее отец Николай Брындин, священник далеко не молодой, но у него глаза светятся и сердце горит, как у молодого священника. Видя его, невозможно остаться равнодушным к злободневным социальным проблемам. Когда отец Николай пригласил меня возглавить наш Координационный центр и стать главным врачом епархиальной больницы, я не смог ему отказать, видя его запал духовной энергии. И конечно, все, кто желает потрудиться либо думает об этом, приходите в наш отдел, обращайтесь. Секретарь вам подскажет все необходимые телефоны, все контакты; можно выйти на того или иного руководителя Координационного центра, и вам могут определить вашу сферу деятельности. Потому что у нас есть несколько центров, которые занимаются самыми ключевыми социальными вопросами.

– А какие ресурсы конкретно у вашего центра, отдела: есть ли сайт, социальные сети?

– Есть сайт отдела, на котором представлены все наши координационные центры, все контактные телефоны и освящена работа всех центров. Поэтому кто желает ознакомиться, смотрите в Интернете, у нас все это прекрасно организовано.

– Теперь расширяем круг, поскольку телезрителей, кто интересуется и смотрит наш телеканал, у нас много, и они буквально живут по всей земле: и в России, и за ее пределами. Что посоветовать людям, которые хотели бы заниматься таким видом служения – потрудиться у постели больного? С чего им начать, если, предположим, они этим еще не занимались, живут не в Петербурге и, может быть, даже у них в городе нет ни сестричества, ни подобных центров? Но, может быть, епархия как-то сотрудничает с больницами. Как этому человеку подготовить себя психологически и так далее?..

– Вы уже ответили на этот вопрос: надо действительно подготовить себя, начать надо с себя. Искать таких подвигов, чтобы бросаться грудью на амбразуру, человеку сразу неправильно. Необходимо начать с себя: есть ли у тебя смирение, терпение? Как мы спасаемся? Друг друга тяготы носим и так исполняем закон Христов. Поэтому надо посмотреть на себя, как ты себя ведешь в семье, есть ли у тебя терпение к слабостям, немощам твоего родного, близкого человека? Либо мы терпим, любим, помогаем; либо мы фыркаем, ругаемся и даже не хотим стакан воды подать – уже показатель, что мы не готовы к такому служению. Как мы смотрим на человека, даже, может быть, нетрезвого, который лежит в подворотне: проходим мимо или пытаемся ему помочь?

За собой надо следить. Если действительно у нас в сердце есть любовь, сострадание, если мы свои внутренние убеждения выплескиваем наружу и помогаем нуждающимся людям, то тогда действительно надо уже искать точки приложения вовне. А когда этого нет, то надо себя стараться воспитывать. А это приходит через церковное воспитание, через духовное воспитание. Это же элемент, даже метод и путь ко спасению; такое служение – это спасение. А Господь говорит: «Без Меня не можете творити ничесоже». Поэтому здесь надо только через воцерковление, через духовное возмужание. А для этого надо идти в храм. Вообще все свои первые шаги подобного рода служения необходимо начинать с молитвы, благословения, духовного укрепления. Я думаю так.

– Что касается профессионального выгорания… Может быть, можно употребить здесь слово «профессиональное», потому что человек все-таки в определенной сфере трудится и часто даже учится этому. Наверняка бывают такие состояния, когда человек устает и нет у него сил, желания дальше этим заниматься. Как в такой ситуации быть? К кому обратиться за помощью и каким образом себе помочь в данном случае?

– Действительно, есть такое понятие «выгорание». Это эмоциональное, психологическое выгорание, обнищание, когда человек сталкивается с серьезными проблемами. Обычно выгоранием страдают, например, люди, работающие в хосписе, то есть в тех местах, где постоянно сталкиваешься со страданиями людей, с болью окружающих людей, бывает даже – и со смертями. Тогда, конечно же, у человека наступает усталость, может быть эмоциональное невосприятие к чужим страданиям и боли. И это очень часто бывает.

У нас в хосписе лет пятнадцать-шестнадцать назад проводилось исследование по выгоранию, мы заполняли множество различных анкет. Я на тот момент уже, наверное, лет пять проработал в хосписе врачом, был тяжелый период, было действительно очень много, к сожалению, летальных исходов. И когда озвучили результаты, мне по секрету сказали: «У Вас такие результаты, что ощущение, словно Вы только-только пришли». Я могу это объяснить только тем, что когда человек живет с Богом и относится к своей работе не как к обычной рутине, а как к своему служению, то синдром выгорания его обходит стороной. И здесь уже законы физические уступают место закону духовному. Чем больше мы отдаем своей любви, сострадания, сердечной теплоты, тем больше Господь это возвращает. Поэтому у человека церковного, духовного, я больше чем уверен, выгорания не наступает.

Если мы посмотрим историю Церкви, то практически при каждом монастыре были богадельни. Вообще на Руси было очень развито милосердное служение ближнему: были какие-то больнички, лечебницы. И наоборот: для того чтобы обрести терпение, смирение, людям давалось послушание – служение именно у постели больного. Люди проводили всю свою жизнь в этом послушании и никакого выгорания, думаю, не было. Более того, человек приобретал любовь, терпение и сострадание.

Ну а человек не особо воцерковленный, тем более светский, конечно, подвержен подобного рода явлениям. Что я могу здесь посоветовать? Конечно же, глоток свежего духовного воздуха: посетить святые места, очень духовно бодрит посещение монастырей, различных святынь. Конечно, это церковная, духовная жизнь: молитва, Причастие, исповедь. Вот это придает нам силы, будь то человеку церковному, глубоко духовному либо только воцерковляющемуся, только вступившему на путь воцерковления.

– Еще можно поговорить о тех, кто сталкивается, может быть, не в первый раз со смертью. Что происходит? Человек видел уже не один раз тяжелые ситуации, даже летальные исходы, и бывает такое, что он не просто выгорает, а ломается и начинает говорить: «Где же справедливость? Этот человек точно должен был жить, и вот его не стало». Вопрос сегодня очень распространенный, который мир каждый день задает Церкви, когда что-то случается: почему страдания, почему боль и где справедливость?.. Как ответить на этот вопрос человеку, его задающему, именно со стороны тех, кто трудится на ниве больничного служения, и в то же время тому, кто заболевает, часто серьезно, и задает тот же самый вопрос и сестрам милосердия, и волонтерам, и священнику, и врачу, которые подходят к этому человеку, когда он уже оказался на больничной койке?

– Я, к сожалению, этот вопрос очень часто слышал и от больных, которые страдают неизлечимыми заболеваниями, и от их родственников. Я всегда говорю (и уверен в своих словах), что Господь – не какой-то бездушный палач, Который дает наказание за тот или иной грех. Если было бы так, если бы Господь был справедливым Судьей, то нас бы уже давно не было здесь. Господь – Судья не справедливый, Он всех любит и терпит и печется о спасении. Все, что совершает Господь с каждым из нас, – это воля Божия ко спасению. И даже когда нас посещает печаль в виде тяжелой неизлечимой болезни, – это особый Промысл Божий.

Очень часто, когда наше чадо зашалит, бывает, прикрикнешь. Раз сказал, два сказал – не слушается; может, даже кто-то и подзатрещину даст. Вот это есть духовная подзатрещина: Господь нам раз показывает теми или иными путями, что мы неправильно живем, не то делаем. Мы не слушаем. Господь ждет, пока мы поймем сами. Не понимаем. Он еще раз теми или иными способами пытается наставить нас на путь спасения. Мы опять не слушаем. Тогда Господь дает нам духовную подзатрещину в виде таких вот болезней. Да, болезнь неизлечимая, даже бывает смертельная, но и это продиктовано любовью Господа к каждому из нас, продиктовано желанием спасти человека. Потому что мы же с вами понимаем (я надеюсь, нас смотрят люди верующие), что здесь мы только в гостях. Наш отчий дом – это Царствие Небесное, куда мы все призваны. Господь печется только об этом. И когда нам посылаются эти болезни, мы всегда должны понимать и думать, не за что нам Господь посылает эти испытания, а для чего – для спасения, для приобретения через эту болезнь терпения, смирения, веры, покаяния.

– В принципе понятный момент, но на нем, наверное, стоит еще раз акцентировать внимание, что справедливость и милосердие – вещи разные и Господь не справедлив, а милосерден. И милосердный человек может помочь своему врагу зачастую. А по справедливости-то зачем ему помогать, он же враг?..

– Мы говорим о справедливости земной. А в Писании сказано: нет правды на свете, кроме правды Божией. Поэтому справедливость человеческая – это одно, а правда Божия – другое.

– Что касается ответственности человека, который занимается больничным служением, есть такая восточная мудрость: если ты человеку помог, спас ему жизнь, то становишься ответственным за него. И вот очень важный момент: человек попал в больницу, за ним ухаживают. Потом он выходит из больницы. Существует ли за ним дальше какой-то надзор и попечение? И должно ли вообще оно быть со стороны тех, кто его окормлял, помогал, поддерживал и духовно, и во всех остальных смыслах?

– Надо понимать, что если мы говорим о церковном служении, церковном окормлении человека, нельзя разделять церковь в больнице и церковь какого-то прихода в каком-то районе города; это единый организм, единое Тело Христово. Поэтому когда человек выписывается из больницы, будучи окормляем там больничным священником и сестрами милосердия, он идет в храм, который находится рядом с его домом, и окормление продолжается. Эта незримая связь сохраняется и никогда не рвется, лишь бы человек сам ее не порвал. Мы говорим, чтобы человек никогда не терял веру в Бога, потому что Господь в человека всегда верит. И самое главное, чтобы человек эту веру, которую он приобрел, лежа на больничной койке, не потерял.

Потому что зачастую бывает в нашей жизни так: сталкиваясь с болезнью, мы обращаемся к Богу, просим помощи, просим терпения, исцеления. Когда же это получаем, выходим из больничных стен, радуемся, а Бога забываем поблагодарить, забываем даже дорогу в храм. А потом Господь опять о Себе напоминает. И вот главное для человека, который выходит из больницы, получая исцеление, чтобы он не забыл, что это исцеление даровал Господь.

– Да, на самом деле это очень важное осознание. Приведу кратко пример; не буду называть ни имя, ни пол человека, который тяжело заболел и попал в больницу. У этого человека проблемы с его родственниками, он довольно жестко к ним относится. У него есть дети, и этот человек от себя их отстранил, поддерживать с ними хороших отношений никак не хотел. Эти же дети и другие люди о нем очень заботились, когда он находился в больнице. И чудом (когда, казалось бы, уже никаких шансов нет) этот человек выздоравливает. Он выходит из больницы и продолжает жить абсолютно так же, как и прежде, так же относиться ко всем своим домашним, несмотря на то что ему все пытаются объяснить по-доброму: «Тебе Бог фактически дает еще один шанс, чтобы что-то изменить». И люди уже даже начинают горевать, они любят своего родственника.

– Мы здесь забываем еще и о том, что болезнь Господом дается не только этому человеку, который ее несет, но Господь через болезнь близкого человека приводит ко спасению его родных, близких. Потому что действительно порой этот крест настолько тяжел, что понести одному этому человеку его просто невозможно. И родственники через помощь ему, через сострадание, через любовь разделяют несение этого креста, они тоже спасаются через это. Поэтому, думаю, Господь дает этот крест болезни для всех родных и близких этого человека. Горевать им не надо, надо за него молиться и самим Бога не оставлять, не забывать. Потому что надо всегда помнить, что Господь посещает всех родных: и болящего, и его дорогих близких.

– Мы христиане, и каждый христианин открывает для себя богатство Священного Писания, в котором Господь, обращаясь к человеку, настраивает его душу на нужный лад, на Царствие Небесное и открывает для него множество удивительных глубин духовной жизни. Есть ли какие-то особенные места в Священном Писании, к которым стоит обращаться, чтобы себя настраивать в служении милосердия; или, может быть, отдельные книги какие-то? Или все Священное Писание дает нам этот необходимый настрой?

– На самом деле я об этом не задумывался, но действительно все Священное Писание пронизано жертвенной любовью Господа к нам. Он пришел в этот мир из-за Своего милосердия, из-за желания отдать Самого Себя за каждого из нас. И пример Господа, Его жертвенной любви является примером и для каждого, кто желает так же служить ближним. Именно жертвенность принесет истинные плоды. Потому что если трудиться и работать вполсилы, что-то экономя для себя, то это уже будет не милосердие.

Конечно же, есть прекрасные книги. Авва Дорофей – пример служения у одра больного. Удивительная книга, автобиография архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого) «Я полюбил страдание». Книга Антония Сурожского «Жизнь. Болезнь. Смерть» тоже прекрасное наставление для тех людей, которые несут свое служение у постели больного человека. Много книг. Но самое главное, конечно же, Священное Писание – как книга, которая нас наставляет, укрепляет, но и как историческая: мы из нее узнаем о примерах такого служения. Из Деяний святых апостолов, из их посланий мы узнаем, что такое служение начинает формироваться и развиваться именно с рождением христианства в мире. Первые жены-диаконисы, жены-мироносицы – те женщины, которые уже в начале формирования христианства подали нам пример жертвенного милосердного служения и жертвенной любви.

– Да, Деяния святых апостолов… Когда у меня, например, спрашивают друзья или знакомые, даже часто невоцерковленные, некрещеные, с чего начать чтение Библии, хотя самый классический ответ – с Евангелия от Марка, я всегда советую Деяния святых апостолов, потому что это очень динамичная книга. Как говорят некоторые прочитавшие: «настоящий блокбастер» евангельский, библейский; очень сильная книга. Ну и наверняка классическая литература нас как-то тоже может настроить…

Что касается социального предпринимательства, сегодня это, бесспорно, очень модное направление, и многие молодые люди и таким образом себя хотят проявить. Есть в человеке предпринимательская жилка, и он выбирает именно социальное предпринимательство, то есть тоже, можно сказать, такой вид служения людям. Если об этом рассуждать, подумать о тех векторах, которые могли бы быть созвучны и Вашему служению в том числе, что бы Вы могли посоветовать тем молодым людям и каждому, кто хотел бы эту ниву освоить, таким образом в себе открыть способность к этому служению?

– На самом деле служение милосердия подразумевает бескорыстие, а предпринимательство уже подразумевает какие-то дивиденды. Но и это тоже неплохо. Человек должен трудиться, должен как-то зарабатывать на хлеб насущный. И мы помним, что и апостол Павел часто говорил: «я не живу за ваш счет, я палатки плету». Точно так же человек. Это гораздо лучший вид предпринимательства – социальный: лучше какие-то частные клиники, в том числе сестринского ухода, чем торговать сигаретами, например. Это гораздо лучше, и это тоже нельзя исключать из нашей жизни.

Другое дело, какое место занимают в твоем сердце те дивиденды, которые ты получаешь от своей работы, своего служения. Если на первом плане у тебя материальная выгода и твоя работа, то, думаю, духовных дивидендов будет мало, а то может и вообще не быть. Если ты стараешься развивать свой бизнес, но при этом все-таки относишься к той части своей работы, которая касается ухода за больными, как к служению и для тебя все-таки духовные плоды важнее, то, конечно же, это начинание будет Богом благословлено. Более того, все будет прекрасно у этого бизнесмена. Потому что Господь говорит: тяжело богатому войти в Царство Небесное. Я думаю, что среди них, конечно же, есть люди спасающиеся, которые в том числе спасаются таким образом – через развитие своего начинания, но при всем этом Господа, Его заповеди и служение ставят на первое место в своем сердце.

– Это действительно очень важный момент, его важно озвучить, поскольку сегодня есть такая тенденция. И лучше, конечно, когда человек выбирает эту сферу. Да, это как бы мой заработок, но таким образом я могу послужить, улучшить жизнь других людей, и это очень интересная мотивация, поскольку это явление совершенно новое: ему около пятидесяти лет, а в России так это совсем новинка.

Еще такой вопрос в рамках нашего диалога. Множество примеров есть в кинематографе, которые людей вдохновляют, и даже часто бывает, что меняют мировоззрение человека, меняют его жизнь, он задумывается о чем-то для себя новом и пересматривает свое отношение к каким-то вещам. Что касается дел милосердия, может быть, Вам известны или нравятся какие-то фильмы, в которых с человеком происходит такая метанойя, преображение? Либо это фильм об искреннем милосердном служении, который могут и на приходе показать, например, или просто человек для своего назидания, научения может к нему обратиться?

– Сразу мне приходит в голову фильм «Лука». Прекрасный фильм, светлый, радостный. Радостный не в смысле того, что что-то там весело представлено, наоборот: там показано тяжелое служение. Но радостный в том смысле, что человек выбирает путь спасения. Этот фильм повествует, как все поняли, о святителе Луке (Войно-Ясенецком). Прекрасные актеры, прекрасная их игра, и самое главное, показана жизнь святителя строго по его автобиографии, показано его самоотречение, его подвиг. Думаю, люди, которые хотели бы как-то укрепиться, посмотрев этот фильм, сделают для себя очень важные выводы.

– И напоследок какие-то наставления, может быть, пожелания, рекомендации от Вас, отец Алексий, всем нашим телезрителям. Что бы Вы хотели сказать?

– Мы сейчас говорим о милосердном служении, о социальном служении, о том, как прийти к этому служению, как его выбрать, как не переоценить свои силы. Я думаю, что это возможно сделать правильно только тогда, когда ты сам попробуешь, что это такое, попробуешь свои силы на деле. Поэтому я всем бы, наверное, предложил, посоветовал не бояться этого служения. Попробуйте. Придет в хоспис, как я уже говорил, пятнадцать-двадцать человек, но, может быть, вы останетесь в числе этих счастливых троих-четверых, и это будет особое благословение Божие. Поэтому я всем пожелал бы мужества и рвения в этом служении. А уже Господь, видя ваше старание, ваше желание, горение, только приумножит и благословит это хорошее начинание.

– Благодарю Вас, отец Алексий, что Вы нашли возможность прийти к нам сегодня на эфир и что мы с Вами поговорили о милосердии. Думаю, для многих будет очень полезно познакомиться с теми начинаниями, которые Вы делаете, которые ведет отдел по социальному служению и благотворительности нашей епархии. А также с тем, о чем мы говорили сегодня с нашими телезрителями и что, дай Бог, коснется каждого сердца.

– Спаси Господи!

Ведущий Михаил Проходцев

Записала Нина Кирсанова

Прочитано 256 раз